Фильмы про переодевание мужчины в женщину или перевоплощение одних в других: ТОП-20

ISBN 978-5-4493-0387-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Проснувшись первого января после беспокойной ночи, Григорий Земелин обнаружил, что он у себя в постели превратился в девушку. Лежа на спине, он щупал, стоило ему запустить руку в трусы, мягкие губы влагалища. На верхушке курчавого выпуклого лобка не было и намёка на мужской член. Заглядывая под одеяло, он видел, как пухлые груди, увенчанные вялыми бледно-коричневыми сосками, сходятся вместе, образуя дрожащие сферы. Длинные волосы в этот момент щекотали ему уши и плечи.

«Что со мной случилось?» – думал он. Это не было сном. Его комната, настоящая, разве что слишком тёмная из-за балкона и серости на улице, но обычная комната, мирно покоилась в своих четырех хорошо знакомых стенах. Над столом, где стоял компьютер, висели книжные полки, которые он недавно прикрутил шурупами к стене. На верхнюю полку он успел поставить несколько книг по алгоритмам – Земелин был программистом, – на нижней лежал беспроводной роутер. Провода для подключения к сети находились рядом, в красивой картонной коробке, обещавшей высокую скорость.

Затем взгляд Григория устремился в окно, и пасмурная погода – слышно было, как по жести подоконника стучат капли подтаявшего снега – привела его и вовсе в грустное настроение. «Хорошо бы еще немного поспать и забыть всю эту чепуху», – подумал он, но это было совершенно неосуществимо, он привык утром первым делом идти в туалет.

Решительно откинув одеяло, он подскочил, потянулся по привычке руками к потолку, но, не достав до него, замер в растерянности и посмотрел вверх. Пальцам не хватало целой ладони, кроме того, непривычно длинные волосы скользили по спине, а сочные груди подпрыгнули за руками.

«Почему я в чужом теле?» – Земелин вздрогнул, опустил руки и зажмурился. Раскачивая сиськами, он наощупь двинулся к туалету, всеми силами желая проснуться. Присев на унитаз, он расслабился, открыл глаза. Мощная струя ударила вниз из щели между ног.

«Уж не сошёл ли я с ума?» – Земелин силился вспомнить, что могло случиться вчера, что вызвало помутнение рассудка. Он был в гостях у родителей, брат привёл миниатюрную девушку-плюшку, та смешно похрюкивала, когда смеялась. Они ели оливье, смотрели телевизор, слушали бой курантов, чокались бокалами. Затем вместе пошли гулять по парку. Вокруг пускали ракеты, взрывали петарды. Они расстались возле мостика, и он отправился к себе в квартиру, навеселе, но не настолько, чтобы не отдавать себе отчёта в происходящем. Наоборот, он отлично помнил, как, придя домой в три часа, он ещё включил компьютер и зачем-то начал просматривать порно ролики. Две очаровательные снегурочки в красном шёлковом белье – блондинка и шатенка – обслужили Санта Клауса, долго поцелуями гоняли сперму, прежде чем проглотить её. Затем, пожелав всем по-английски счастливого Нового года, они помахали ручками и замерли под рекламой. Земелин отмотал на тот момент, где Санта густо выстрелил, прицелившись в рот блондинке, – Григорий всегда так делал, чтобы прочувствовать момент оргазма вместе с актёрами, – и кончил, но не в рот блондинке, а в свой носок, который теперь валялся где-то возле кровати. Сразу после этого Земелин лёг спать и не просыпался до самого утра.

Всё это никак не вязалось с нынешней ситуацией. Нахождение в женском теле вызывало тревожные опасения за собственную вменяемость.

«Может, я всегда был девушкой, а остальное мне приснилось?» – эта мысль поразила его реальностью предположения.

Закончив туалет, Земелин подтянул трусы на необычно мягкие округлые бёдра и перешёл в ванную. Только теперь, взглянув на себя в зеркало, он осознал всю глубину перемены, произошедшей с ним.

Симпатичная девушка с оголённой грудью в точности повторяла его движения и мимику. Он высунул язык, поморщился, улыбнулся – она сделала то же самое. Он положил руки на грудь – девушка напротив нащупала соски пальцами. Он скинул трусы и, словно не веря глазам, приподнялся на край ванны, чтобы увидеть доказательства в зеркале. Девушка в отражении прогнула спинку, выпятила курчавый лобок на свет и, присев, одной рукой раздвинула губы влагалища.

Сомнений не оставалось – она это он. Он даже слегка засунул палец во влагалище, чтобы убедиться в новых ощущениях.

«Могло быть и хуже», – Земелин тяжело опустился на резиновый коврик, вновь тревожно вглядываясь в лицо девушки в зеркале. Заспанное и напуганное, оно производило приятное впечатление. Девушка была чем-то похожа на него: те же густые каштановые волосы, карие глаза, как у него, пухлые губы, прямой нос. Она могла бы сойти за его сестру, хотя вряд ли сестра получилась бы столь привлекательной. Упругая ровная грудь, увенчанная пупырышками-сосками на бурых ореолах, едва помещалась в руках, двумя сферами колыхалась перед зеркалом.

«Надо срочно что-то с этим делать», – решил он.

К обеду ничего не изменилось. Земелин позавтракал, проверил на компьютере фотографии, заглянул в паспорт, лежавший в секции. Если бы он раньше и был девушкой, то давно бы нашёл тому доказательства. Но вся одежда, обувь и даже трусы, в которых он проснулся, были мужскими и на пару размеров больше.

Устав от тревожных мыслей, Земелин забылся возле компьютера, читая новости. Он сидел в подвернутых джинсах, майке и любимом пуловере – тот болтался на нём, складками сложившись под руками. Незаметно Земелин перекочевал на порно сайт, и отсутствие члена сразу напомнило о себе. Трогать женское тело, не принадлежавшее ему, не хотелось.

«Что, если она сейчас смотрит на меня моими же глазами, всё видит, чувствует и даже знает, о чём я думаю?» – он смутился, быстро закрыл сайт и выключил компьютер. В установившейся тишине слышно было, как на улице взрывают петарды. Этажом ниже громко играла музыка, двери лифта открылись, выпустив весёлую компанию.

«Может, она тоже сидит сейчас где-нибудь в моём теле, – Земелин улыбнулся, представив, как девушка чешет двухдневную щетину и с ужасом смотрит на вздыбленный член, требующий внимания. – Ещё неизвестно, кому из нас больше повезло».

Он хохотнул, рукой проверил грудь и, вспомнив про новый голос, принялся в который раз за утро декламировать школьный стишок:

– Однажды, в студёную зимнюю пору я из лесу вышел; был сильный мороз, – высокие тона, модуляция, сформированная женскими связками в горле, звучали непринуждённо, как будто птичка поёт. В такие моменты Земелину казалось, что он сходит с ума: ещё вчера он был парнем, а сегодня каждый звук пробуждал в нём странную эмоциональность. – Гляжу, поднимается медленно в гору лошадка, везущая хворосту воз, – голос сливался с ним, усваивался в сознании новой мелодикой.

Он долго думал, как сказать брату о том, что случилось. Наконец, понимая, что нужно поговорить с Витей с глазу на глаз, он решил заманить его к себе. Земелин набрал номер брата.

– Ёу, здароу! – Витя шёл по улице явно в приподнятом настроении.

– Здравствуйте, вы брат Гриши? – Земелин затаил дыхание. Оставалась ещё надежда, что он всё же сошёл с ума и брат узнает его голос.

– Да, а кто это говорит? – Витя даже ухом не повёл.

– Я его знакомая, – расстроенный, Земелин нахмурился. – Он сейчас себя плохо чувствует, вы не могли бы прийти к нему на квартиру?

– Да, конечно, – Витя принял деловой тон. – Сейчас буду, – и повесил трубку.

Сейчас – значит через десять минут. Земелин взглянул на часы, достал приготовленный паспорт, кошелёк, все свои сбережения. Открыл на компьютере архив с личными фотографиями, вспомнил пару случаев из детства. Земелин был старше брата на пять лет, но хорошо помнил, как тому в детстве на голову упал конёк из антресолей. В другой раз братик выбил передние зубы, катаясь на горке. Гитара, дача, общага, предвыборные наклейки – им было, что вспомнить.

Витя примчался даже быстрее, чем рассчитывал Земелин. Раздался звонок, и он, вернее она, пошла открывать дверь.

– Здравствуйте, – встретил он брата робким голосом.

– Здравствуйте, – Витя окинул девушку в одежде брата любопытным взглядом, ступил в прихожую и опустился на корточки, чтобы развязать шнурки на зимних ботинках.

– Мне нужно вам кое-что рассказать, – у Гриши голова шла кругом, как будто он собирался наврать с три короба.

– Что-то случилось? – Витя обеспокоенно поднял глаза. – А где он, кстати?

– В том-то всё и дело, – Земелин последовал за братом, который метнулся в пустую комнату. – Присядьте, пожалуйста.

– Он в больнице? – Витя и не собирался садиться, вышел на середину комнаты, обернулся и замер под люстрой.

– Нет, – Гриша бухнулся на диван. – Может быть, вы всё-таки присядете, – от волнения Земелин набрал полную грудь воздуха и не мог выдохнуть.

– Ну хорошо, – Витя улыбнулся и сел. – Рассказывайте, что у вас случилось.

– Понимаешь, – Гриша запнулся, неожиданно перейдя на «ты». – Я проснулся сегодня утром в чужом теле. В женском, то есть. Вот в этом самом, в котором я сейчас сижу, – Гриша наблюдал, как высоко взлетели брови брата. – Я и сам в шоке. Ты не представляешь, что я пережил. Что-то случилось, непонятное. Теперь сижу тут с самого утра, не знаю, чё думать. Кажется, с ума схожу. Как считаешь, я сумасшедший?

В наступившей тишине, Витя внимательно смотрел на брата, медленно расплываясь в улыбке. Наконец он тихо заржал, затрясся, сначала несильно, но постепенно раскачегарился и, закрыв лицо руками, повалился грудью на колени, сложился пополам.

– Это просто пиздец, – зажав рот ладонью, сквозь смех стонал он. – Я такого ещё никогда не видел, – его голос поднялся на пол-октавы, зазвучал как труба. Посматривая ни Гришу раскрасневшимся лицом, он ревел: – Ну вы, молодцы. Круто придумали! Вот уж не ожидал от Гриши.

– Я бы тоже не поверил, – Гриша улыбался, сдерживаясь, чтобы не рассмеяться вместе с братом. – Поэтому предлагаю тебе проверить меня. Спроси что-нибудь, что знаешь только ты и я.

– Во как! – Витя выпучил глаза. – Это даже круче, чем я думал, – его глаза заблестели озорством: – Ну хорошо, а скажи-ка мне, красавица, какой у меня был любимый фильм в детстве, а? – Витя подмигнул с хитрецой, улыбка взлетела до ушей.

– Терминатор два. Ты собирал наклейки от жвачек, а потом поменял всю коллекцию на старую гитару.

Брови брата опять взлетели от удивления.

– Не, ну это вообще восьмидесятый уровень! – возбуждённо проревел он, изучая лицо Гриши. – Вы что, хотите, чтобы я реально что ли в это поверил? – он закинул ногу за ногу. – Ну поверил я, и чё? Не, ну мне просто интересно, зачем мне верить в это? Сегодня же не первое апреля.

– А ты представь, что это не розыгрыш. Представь хотя бы на секунду, что я застрял в этом теле. Что бы ты сделал на моём месте?

– М-да-а-а… – Витя хохотнул. – Ну это на самом деле не самый большой прикол в мире. Вот если бы здесь бабушка мне мозг парила, что она мой брат, тогда бы я точно поверил, – он опять заржал.

– Я не знаю, как ещё убедить тебя в том, что я – это я. У меня нет доказательств. Нет женских документов, имени, одежды. Всё мужское. Я не знаю, как я теперь буду жить.

– Да не парься, – Витя решил подыграть. – Одежду купишь, документы сделаешь. Скажешь, что ничего не помнишь, и тебе новые выдадут. Вон сколько людей с амнезией ходят. И ничего, живут себе как-то.

– А я не хочу жить «как-то», я хочу жить как раньше.

– Так и живи «как раньше». Ходи себе на работу, встречайся с друзьями. Я думаю, теперь у тебя даже больше друзей появится, – он подмигнул и заржал.

Гриша засмеялся вместе с братом, и всё же ему хотелось поговорить серьёзно.

– Может и не надо никаких документов, – пробормотал он. – Может, завтра я опять проснусь в своём теле.

– Да уж, лучше проснуться в своём теле, чем в чужом. Ты уж мне поверь, я знаю, о чём говорю, – брат опять подмигнул. – А ещё лучше проснуться в своём теле, и чтобы рядом было чужой тело, и желательно красивое, противоположного пола, – он опять подмигнул и заржал.

Продолжая смеяться, Витя поднялся и направился в прихожую.

– Ладно, повеселили вы меня. Гришке привет передавай, – он сел завязывать шнурки. – Ты вообще супер, чтобы так реально меня разыграть. Ты в театральном учишься? Интересно, где вы познакомились. И ничего ж мне подлец не сказал! Как тебя зовут, кстати?

– Гриша. Григорий Павлович Земелин.

От смеха Витя опять сложился пополам.

– Ну, хорошо, Гриша. Лучше никому не рассказывай, что тебя так зовут, а то заметут в дурку, – сказал он, отдышавшись.

– Можешь смеяться, конечно. Я бы тоже не поверил. Только время покажет, кто из нас прав.

– Ого! – Витя заметил наконец печаль на женском личике Гриши. – Да ты не грусти! Хочешь, я скажу брату, что поверил? Ты очень классно всё сделала. Одежда на тебе вообще шикарно смотрится.

Гриша грустно усмехнулся.

– Ну пока, – Витя, отступая задом, вышел и прикрыл за собой дверь.

Земелин вернулся в комнату. Рухнув на кровать лицом в подушку, он лежал неподвижно, зарывшись в волосах, переваривая разговор с братом.

«А, собственно, чего я ожидал? Что он поверит в такую чушь? Я даже сам не верю».

Земелин перевернулся на спину, знакомыми движениями нащупал груди, соски, спустился по талии к джинсам, запустил руку под ремень и резинку трусов. Там по-прежнему было пусто: только жёсткие курчавые волосы и мягкий разрез половых губ.

«Как же я так неудачно проснулся сегодня? – Земелин поднял тонкие руки к потолку. – Посмотрим, что будет завтра».

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116